Рядом с Геной

Я познакомилась с Геной в 1996 году, 14 лет назад. К тому времени у меня уже было психологическое образование, но я смущалась определения «психолог». Мне казалось, что если я начну работать в этой специальности, я просто буду обманывать людей – книжные знания и мой опыт общения с психологами наводили меня на такие мысли.

Обращаясь к психологам, как клиент, чтобы понять себя и определенные события моей жизни, мне интересна была жизнь этих людей помимо консультативной деятельности. Я прагматик – не верю словам, для меня показательны действия и отношения. И, к огромному сожалению, и собственной растерянности я видела, что психологи, как правило, не отвечают за свои слова на консультациях – в обыденной жизни они допускают те же ошибки, зачастую комплексуют.

И я стала искать. По моему стойкому ощущению, должны были быть люди или человек, которые своей жизнью, поступками могли отвечать за свои взгляды и слова. И чтобы знание, которым они делятся, было не книжным, а прожитым и, возможно, выстраданным, рожденным. Я искала человека по запаху жизни, по живым словам. Когда я впервые встретилась с Геной, ко мне пришло интересное состояние, которое потом ни разу не повторялось – «мы с тобой одной крови, только ты – старше», почти как у Маугли. Я определила в Гене человека породы знакомой по ощущениям, но не было опыта общения и отношений с людьми такой категории. И я зацепилась. С его согласия. Для себя я определила Гену как Учителя, Мастера. Это и наложило определенный отпечаток на наши отношения. Я впитываю в его присутствии то, что могу впитать. Возможно, не всегда сразу понять, но впитать. Гена учил меня видеть, размышлять, определяться, быть внимательной к происходящему – не существует психологии отдельно от жизни. Самые лучшие тренинги – это жизненные обстоятельства, жизнь сама показывает и подсказывает, если умеешь ее читать и соглашаться.

Пишу и думаю – «по каждому вопросу я могла бы написать очень много – и о своих сомнениях и переживаниях, этапах своих изменений, переоценке ценностей», но… не сейчас. Я думаю, что еще продолжу свою исповедь.

000135jhНичему нельзя научить или передать, если сам человек не заинтересован впитывать или учиться. Как-то мне Гена сказал «я тебе открыл себя, свою жизнь – если ты сможешь увидеть, ты увидишь, бери то, что сможешь взять». Я очень редко получала ответы на свои вопросы, как правило – «наблюдай, смотри, что будет разворачиваться». В его присутствии рассыпались те вопросы, с которыми приходила, но рождались новые – размышления над которыми выражались в оформлении взглядов, жизненных позиций. И я поняла для себя, что у каждого в жизни есть вопросы, на которые невозможно помочь ответить человеку – только сам человек вынашивает и рождает эти ответы, как правило, в муках, но рожденные ответы дают базовую устойчивость в жизни и определенную свободу. А помочь человеку на этом этапе можно только лишь в оформлении вопроса – а это уже мастерство.

Я наблюдала и видела очень чуткое и бережное отношение к людям со стороны Гены. Один раз после моей эмоциональной вспышки на людях, оставившей у меня неприятный осадок и стыд за себя, Гена произнес слова, которые во мне несколько лет звучали постоянно и через них, как через фильтр, я просматривала и пропускала то, что из меня выходило к людям. «Вика, я не хочу, чтобы мне было стыдно за тебя и чтобы люди, глядя на тебя, думали обо мне плохо, потому что ты называешь меня своим Учителем».

- Ты несешь ответственность не только за то, что происходит на консультации, но и за то, что происходит с человеком после встречи с тобой.

- Но ведь это не в правилах психологической практики – звонить человеку и узнавать о его самочувствии. Не будет ли это как назойливость или вторжение в его личную жизнь?

- Это зависит от твоего искреннего интереса к человеку и его жизни. Если есть искренность и интерес – человек откликнется. Человек тянется к теплу.

Сначала, проводя консультации, я полагала, что человеку нужно помочь в решении его проблемы. И Гена меня на этом поймал. Я что, хочу человека сделать слабым – чтобы он каждый раз с проблемами вспоминал меня? Или научить человека решать собственные вопросы, не доводить их до состояния проблематичности? Или меня интересует процесс развития человека, при котором он проходит определенные этапы, закономерно обозначенные рядом задач? И я поняла, что меня интересует развитие человека и процессы в человеке – его теле, душе, мышлении. Периодически чувствуешь себя удобрением для человека, для его роста, набора сил. Невозможно помочь человеку, если ты не будешь его любить. Не для себя. Для него. Ни одно живое существо не сможет расцвести и принести плоды, если он не получит тепла и живительных сил. Это закон природы.

Я для себя через пару лет стала решать важный вопрос. Я отметила, что иногда люди приходят на консультации достаточно часто, а тем как будто уже и нет для обсуждения. Что же приводит людей, на что они тянутся? Или просто я дошла в отношениях с ними до предела своей компетентности? Я уточняла для себя, собирала отклики, размышляла и пришла к выводу, что люди тянутся на атмосферу, они по мне проверяют, что с ними все в порядке, они хотят поделиться своими наблюдениями, путевыми зарисовками. И стала оформляться новая форма – групповые встречи (занятия), куда я пригласила людей, уже приходивших и приходящих ко мне на консультации. Эти занятия продолжаются до сих пор, вот уже 10 лет. Занятия проводит Гена, когда приезжает или я. Кто-то приходит, кто-то уходит, но есть постоянный костяк. Неужели это проблемные люди – 10 лет не могут отойти от психолога? Хочу вам сказать, что нет. Просто люди определили для себя, что от встреч, от бесед на занятиях к ним в жизнь приходит «плюс» – более бережное отношение к близким, проявляется и укрепляется характер, с ними больше считаются, материальное положение улучшается, повышается социальная компетентность, кто-то растет по карьерной лестнице. Что же происходит на занятиях, в чем их особенность? Никогда нет заранее подготовленной темы. Приходят люди, накрываем стол и беседуем. Это в чем-то похоже на плетение узора – каждый приходит со своим цветом и из нитей разной фактуры и цветовой гаммы нужно сплести узор, и каждый принимает в плетении участие или своим присутствием или беседой. Мы учимся размышлять. И я, в том числе учусь. Постоянно учусь рядом с людьми.

Я часто вспоминаю Гену, ссылаюсь на его слова. Я допускаю, что может создаться впечатление, что я за него прячусь. Совершенно нет. Я его высоко ценю. Он для меня как критерий качества или звучания – я на него настраиваюсь, по нему проверяю себя. Не допустила ли где я фальши, не слукавила ли? Гена – философ, я училась психологии. По определению психология является частью философского объема. И в чем-то вынужденно, даже болезненно для себя я стала входить в философский объем, учиться трезвомыслию и размышлению. Я многого не понимала, мозги то плавились, то скрипели, периодически хотелось выть, плюнуть на все это, но упрямство и познавательный интерес брали свое, и я продолжала двигаться по намеченным для меня ориентирам.

Именно в этот период у меня все чаще появлялось желание записывать размышления Гены – и в беседах и на групповых занятиях. Я не могла себе простить, что не все понимаю, не запоминается, было ощущение, что огромное богатство утекает сквозь пальцы и я ничего не могу поделать. Так появился диктофон, против работы которого Гена не возражал. Записи явились следствием моей настойчивости, возможно даже назойливости по отношению к Гене.

Дальше я некоторые записи переводила в печатный текст. Опять же по своей инициативе – я полагала, что как и мне, людям будет интересно прочитать записи бесед и тренингов, они что-то для себя смогут увидеть или определить. Я не успеваю переводить весь записанный материал в печатный, к огромному моему сожалению – это очень трудоемкий процесс. И когда определенный материал был накоплен, мы решили сделать сайт, где можно выкладывать собственные размышления… /продолжение следует/

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий