17 февраля 2002 года. Беседа с Геной – 2 часть

(продолжение)

Комментарии к тексту. В период беседы (начало 2002 года) я делала первые шаги в обозначении нашей организации (АНО “Перспектива”), искала варианты сотрудничества. Получала первый опыт и очень переживала, когда что-то не складывалось. Поэтому активно задавала Гене вопросы по этому поводу.

Вика. По организации идет непродуктивность сейчас?

Гена. Нет. Понимаешь, ты начинаешь смотреть по тому, что из тебя произошло – во что ты вылилась. Это может быть организация – может результат проверочный у вас. Вы создали организацию – поебетесь-поебетесь и скажете «все, мы поняли, что у нас отнимают сил». И вы от нее откажетесь. Я вполне это допускаю. … Только и всего. … Но на это нужно же время какое-то. … Вы просто пока апробируете варианты. Потому что я смотрю – вы уставшие сидите. А если уставшие сидите – значит, у вас что-то херовски идет. Значит, от чего-то вы вынуждены отказываться. Какая-то форма разочарования у вас возникла. Но для этого же.. – я же не могу сказать, что давайте заканчивайте организацию и занимайтесь своим делом как раньше. Зачем? Это ваш эксперимент. Я могу ждать. … На этот эксперимент отпущено время. … … Поэтому единица ощущений, предположим, моего – оно может приравниваться там к трем годам временного проявления. … … Понимаешь разницу? …

Вика. И что говорит твоя единица ощущений?

Гена. Она ни о чем не говорит. … Она не говорящая. … Она сказала и ушла.

Вика. «И я смотрю три года как вы ебетесь», да?

Гена. Нет, я даже не смотрю – я просто вижу происходящее. Просто оно показало происходящее. … … В эти вещи нельзя вмешиваться. Эта вещь не-вмешиваемая, понимаешь? Понятие «вмешания» – это уже вот то, что я сказал – это уже вмешание идет. А больше там – не могу ваше время сдвинуть. … … Вы же эти книжки читаете – значит, что-то знаете. Я так предполагаю. А там – посмотрим.

Вика. Ну, ты – «книжки читаете»!

Гена. Нет, я могу допустить иронию. Но ирония – она же не является фактором. Просто по-другому, может быть, и нельзя смотреть на мир как иронично. \…\

Вика. Если есть много разных моделей, даже при наличии нас двоих таких должно быть много вариантов.

Гена. А много людей поэтому же происходит. Много людей же тоже рядом со мной. \…\ И так сколько людей – столько вариантов обкатывается. И поэтому движение тоже может быть по орбите. Вот есть орбита – вот я двигаюсь, предположим, по орбите. Я смотрю – «вот этому столько грамм солнца там дать тепла, этой столько-то там, этой столько-то там».

Вика. «Этому столько грамм пиздюлей».

Гена. Ну, условно говоря, может быть.

Вика. Единиц.

Гена. Да, единиц.

Ольга.  «Пиздюля» – это и есть грамм тепла.

Гена. Ну да, наверное.

Вика. «Единица пиздюлей».

Гена. А что, ведь я же не дал пиздюлин, так ведь?

Вика. Значит, не пиздюлин – значит, что-то другое.

Гена. Предположим, ты можешь сказать «пиздюлин», она может сказать «тепла». Т.е. ее тепло приравнивается к твоим пиздюлинам. Ум твой же разный критический идет. … И поэтому иногда, может быть, к человеку не подходишь, который ожидает от тебя пиздюлину, по большому счету. А ему говоришь «извини, ты, может быть, не отличаешь тепло от.. А что тогда к тебе подходить?». …

Вика. Ты мне одно скажи. \…\ Как ты видишь дальнейшее движение? Продуктивное? Я могу об этом задать тебе вопрос?

Гена. Вика, там нет понятия «продуктивное движение». Оно просто движение будет происходить – вот и все.

Вика. Хорошо. Если движение идет: как бы есть предпосылки и я отвечаю. А здесь ведь движение идет от того, что я сама вхожу в отношения. Т.е. это мой выбор уже идет – не я отвечаю.

Гена. Ну, нет. Ты понимаешь, ты можешь только раскрыться. Ведь чем отличается пиздюлина? Закрывается тепло, есть – раскрывается. Условно говоря, предположим, есть – закрывается ночное время, да? Вот сейчас что делает (сидим ночью на кухне)? Света нет – все закрывается. Как ночное. Вот ты, может быть, под понятием «пиздюлина» (понимаешь) ночное время. … Начинается утро. Ты что делаешь? Ты раскрываешься. Раскрываясь, ты получаешь тепло. Ты сама идешь на это тепло! И получая ту единицу грамма тепла – ты уже исходя из этого, начинаешь работать, что-то с тобой происходит. Хлороформ там, хлорофилы, зеленость там, пушистость, цветение, запахи – это твое уже действие происходящее! … Оно-то для меня не запланированное! – как эволюционная значимость твоя. Просто оно идет тепло – и идет тепло! … Насколько ты раскрылась – настолько ты получила! … Т.е. переработать понятие как бы «ночное» в «дневное».

Вика. Т.е. мне ходить в разные места и раскрываться!

Ольга.  Как проститутка, что ли?

Вика. Ну, мне Гена так сказал! \…\

Гена. Ну, ты задала вопрос – я сказал, так ведь? Почему? Потому что ведь мы же можем говорить как о живом существе. Я же не рассматриваю тебя как женщину. Я тебя рассматриваю просто как живое существо. … А живое существо же – оно тоже в какие-то определенные периоды бывает. Может быть, ты сейчас идешь, предположим,  не на период подъема – а на период спада идешь. Т.е. период спада – значит, идет как бы – ты начинаешь воспринимать слова как форма воздействия тогда, когда ты не ожидаешь. … Есть, предположим,  подготовленное там – в котором ты расположена, есть неподготовленное – в котором не расположена. А ты задаешь вопрос. Можешь ты задавать его от силы, можешь ты задавать от слабости. Кстати, я П. тоже позавчера так же сказал «П., ты зачем задаешь вопрос и сам боишься задавать его? Что ты проверяешь – мое отношение к тебе, мою симпатию или «П., ты знаешь, я тебя не буду есть, потому что ты одноклеточный для меня»?».  А я – многоклеточный. Т.е. твое восприятие во мне – оно много-много раз перекликается. Ты не являешься для меня пищей. …

Вика. Гена, но это для меня актуальный вопрос, потому что если по движению брать – получается, что для того, чтобы что-то произошло мне нужно совершать активные действия по моему выбору. Там в то же учреждение пойти, там еще куда-то пойти. Т.е. я должна вызвать интерес к тому, с чем я пришла, так получается? Ведь я же не могу ждать, что та же кто-то обратит на меня внимание и пригласит меня к себе. Для того, чтоб что-то произошло..

Гена. Но дело в том, что ты можешь идти туда, предположим, с одним периодом – одного периода ощущений. Ты пойдешь туда – и уже съежилась от того, что ты получишь что-то.

Вика. Я сейчас съежилась?

Гена. Да. И ты пойдешь туда и какой бы в плюс диалог с тобой ни вели, ты будешь говорить «Боже мой, что же мне дали-то?!». … А если ты идешь, предположим, как бы с плюсовым содержанием – ты идешь туда спокойно, идешь уверенно и какая бы она (руководитель организации) ни была, предположим, в плюсе там или (в минусе) – у нее не вызовет (возникнет) по отношению к тебе аллергия. … Вот по этому, может быть, и есть – люди притягиваются. Может быть, к тебе много людей не хотят притягиваться, потому что ты аллергеном являешься для них! … Ты вызываешь у них аллергию. Может, своей настойчивостью, может быть, своей закрытостью, может быть, своей возбуждаемостью там. Т.е. те процессы, которые ты пытаешься как бы ускоренно решать – они, может, возбуждающе несут, потому что они в тебе еще не осели достаточно. … … Ведь понятие «кости» – это же есть остаточность. … Все, что от нас остается –кости. Т.е. они несут определенную информацию. И поэтому накопленная информация – вот это, может быть, успокоенное состояние мышления – оно как раз кости дает вибрацию проникновения. Т.е. ты идешь, и кости несут тебя – и они проникают. Проникают – и тогда возникает как бы по всему телу состояние успокоения от того с кем ты работаешь. Даже если ты не знаешь по поводу чего ты к нему пришел. Он потом сам – внутри у него взбрыкнется что-нибудь. … А ты уже потом эту информацию взбрыкнувшуюся отражай и получай результат. Или выдавай результат. … … Просто в тебе еще, Вика, бес. … … Бес… … …

Вика. Будем учить читать Коран (беса).

Гена. Нет, видимо определенные ритмичные действия, конечно, они должны в тебе происходить, потому что они накладывают как узду. Узду же одевают – может, лошади так же. Как форма управляемости – в рот засовывают там ей и она ни туда, ни сюда.

Вика. Гена, когда я узду надеваю – я такая пресная становлюсь! \…\ Я очень долгое время, когда занятия проводила, я пресная занятия проводила, потому что я боялась вообще слово лишнее сказать, чтоб это возбуждение не прошло.

Гена. Нет, я поэтому тебе и говорю, у тебя возбуждение – оно неуправляемое идет. Понимаешь, если ты возбуждение пустишь – то, которое у тебя – ты потом его не остановишь, ты не управляема. \…\

Вика. Хорошо, чего мне не хватает, чтоб эту возбуждаемость или возбудимость взнуздать?

Гена. Ну, управление только собой. … Ты ведь тоже определяешься только какой-то определенной частью открытости! Потому что ты возбудилась, предположим – а дальше возбуждаемости как бы нет покаяния.

Вика. Покаяния в чем – в возбудимости?

Гена. Нет. Покаяния в состоянии – ты говоришь «Господи, помоги мне – где же я допустила ошибку?». Потому что это работает только одна форма, может быть, человеческого восприятия. Ну, предположим, работает 1\6 человеческого существа. А остальное-то – оно закрытое! Т.е. там другая сторона лица! …

Вика. Которая не может открыться.

Гена. Ну да. Т.е. как бы идя в какое-то движение, идя в какой-то внутренний мир – они тебе могут этот внутренний мир, предположим,  открыть – но ты-то туда войдешь как бы с бесом! … Почему они как бы перед тобой должны каяться в раскрытии своего там минуса или в раскрытии своего плюса?

Вика. Кто – люди?

Гена. Да. С чем ты туда войдешь-то?! … Туда же нужно входить с тем процессом, который уже – он уже тобой управляется! Ты сама с собой справляешься? Если я с собой.. – сам себе, предположим,  знаю – я уже туда не лезу. Потому что я вижу что с ним происходит – он мне сам показывает. … … Потому что ведь как бы в проблеме исповеди человек открывается определенной стороной внутренней существа. И там уже начинает как бы свет проявляться – уже туда свет начинает входить. И там уже хитрости меньше, еще чего-то меньше, коварства меньше.

(окончание следует)

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий